АВСТРИЙСКОЕ ИЗГНАНИЕ ПОМЕНЯЛО МОИ ПРИОРИТЕТЫ

Украина снова вступила в непростой период жизни ее населения. Как в первой половине прошлого века смена политической палитры государства сопроваждается эмиграцией политиков, общественных деятелей и деловой элиты, причастной к предыдущей власти. Одним из них был Михаил ПОЖИВАНОВ, экс-мер Мариуполя, экс-заместитель главы Киевской городской администрации, народный депутат нескольких созывов Верховной рады Украины, экс-замминистра экономики, председатель Фонда муниципальных реформ «Магдебургское право»,  доктор технических наук, профессор, который сегодня открыто говорит о происходящем в стране. 

– Михаил Александрович, Вы несколько лет провели в Австрии, фактически в изгнании, в стороне от политической жизни партии «Батьківщина», активным членом которой были. Каковы отношения с этой политической силой у Вас сейчас?
– Для меня важна прежде всего  Батьківщина как Родина, а уже потом как партия. Если говорить о политической партии, когда вернулся, увидел совершенно неправильные действия и со стороны Арсения Яценюка, и со стороны Александра Турчинова, Сергея Пашинского. После своего возвращения Юлия Владимировна (ред.: Юлия Владимировна Тимошенко) тоже попала под их влияние. Мы не в конфронтации, но почувствовал какую-то прохладность по отношению к себе персонально. Когда были объявлены президентские выборы, по моему личному убеждению, Юлии Владимировне не стоило идти на них, она должна была быть над процессом. Я открытый человек и всегда прямо высказываю свою позицию и в СМИ, и на страничках в социальных сетях. По моей информации, Юлии Владимировне это не понравилось, поэтому продолжения какого-то разговора не произошло. Как и большинство избирателей страны, я поддержал Петра Алексеевича Порошенка. Видел его целеустремленность. На меня наложил большой отпечаток «мой австрийский период», поменял приоритеты, ценности. И мне казалось, что если произошли изменения в моем сознании, то как этого не могут понимать все остальные. Мне очень верилось (или вернее хотелось верить), что Петр Алексеевич понимает, что самообогащение не является основой, что ему судьба подарила огромный шанс сделать много для страны. Поэтому откровенно и честно говорил, что лучшего кандидата нет. Учитывая ситуацию на Донбассе и в Крыму, осознавал, что идет манипулирование общественным мнением, когда заявляли, что в течение короткого периода все будет закончено с войной, и ситуация стабилизируется. Понимал, что эти процессы долгие, но видел Петр Алексеевич давал адекватную оценку действиям Арсения Яценюка, Сергея Пашинского, Александра Турчинова, отмечая все ихпромахи и ошибки. Думал, что с избранием Порошенка изменится и политика. Но со временем оказалось, что денежные потоки важнее. Гуляет анекдот, что где-то в Карпатах, в высокогорных районах, еще иногда можно найти село, где нет магазина «ROSHEN». У Порошенко очень сильная команда пиар-менеджеров (Юрий Стець, Олег Медведев, Виктор Уколов), отдаю должное этим людям, но по результатам вижу, что что-то делается не так. Опять «договорняки» в Парламенте. Ведь коалиции на самом деле не существует. Мне непонятна позиция группы, так называемых, «еврооптимистов»  фракции БПП, которые остались в ней «бороться в середине со злом»,  но к сожалению, не повторили честный поступок того же Николая Томенко, который, когда увидел, что блок, с которым он пришел в Парламент, делает неправильные вещи по отношению к стране, к обществу, к своим обещаниям,  написал заявление о выходе из фракции. Когда те люди, которые на Майдане олицетворяли демократию и честность, вдруг стали самыми главными «кнопкодавами» в Парламенте, пособниками коррупции, то конечно, происходит трансформация сознания и разочарование. Считаю, партия в Украине сегодня одна – это «Батьківщина». Есть политическое движение «Самопоміч», позиционируещее себя как партия, но, по моему мнению, таковой еще не стало, так как пока не существует развитой системы по всем регионам страны. Есть энтузиазм и люди, которые в них верят. На сегодняшний день «Самопоміч» позиционирует себя правильно, с точки зрения отношения к государству, людям, честности, демократии.
– Чем Вы занимаетесь сейчас?
– Возглавляю общественную организацию “Фонд муниципальных реформ «Магдебургское право», которая была создана в 1998 году. Был период очень активной деятельности, мы объездили всю страну, проводили встречи с представителями местного самоуправления. Потом был период определенного затишья. Последние полтора года, когда в обществе был поднят вопрос о децентрализации, увидел, что это своего рода, тоже обман.
– Что Вас подтолкнуло к такому выводу?
– Взялось какое-то слово, без наполнения реальным содержанием… У меня всегда вызывало удивление позиция некоторых чиновников, многие из которых долгое время работали в регионах, были мерами городов,  и им не надо объяснять, что полномочий у городских советов, как собственных, так и делегированных государством, в соответствии с Законом «О местном самоуправлении» достаточно. Вопрос именно в финансировании органов местного управления, в собственных ресурсах для выполнения полномочий. И вот здесь не нужно вносить изменения в Конституцию. Думаю, причиной начала децентрализации стал один из секретных протоколов к Минским соглашениям, согласно которому брались обязательства по поводу особого статуса Донбасса, о необходимости проведения там местных выборов и закреплении этого статуса конституционно. Понимая, что в Парламенте никогда не найдется 300 голосов, было принято решения о внесении изменений в Конституцию касательно расширения полномочий территориальных громад. С точки зрения децентрализации, никаких изменений в основной закон вносить не нужно, ведь в 11 разделе четко прописаны все права органов местного самоуправления, включая форму управления совместной собственностью на договорной основе, и сельские рады могли всегда объединиться в рамках любого района. Это не есть изменения административно-территориального устройства государства, что требовало бы поправок в Конституцию. Финансовая основа принимается либо внесением изменений в законы о местном самоуправлении, либо, что самое правильное, изменениями Бюджетного кодекса страны, где четко определить налоги, которые будут идти исключительно в местные бюджеты. Ведь планы социально-экономического развития территорий никто не забирал. Также право распоряжаться землей в компетенции местных советов. Считаю, объединенные территориальные громады родились только из-за желания распоряжаться сельсько-хозяйственной землей за пределами поселков. Бросовые земли, земли запаса были не в распоряжении местных советов, и сельской голова ничего не мог с ними сделать. А доход районов зависит от зарегистрированных хозяйств и от обрабатываемых земель. Вот на этом их и объединили. Так никогда ни один сельский голова или староста не передал бы свои полномочия в объединенные громады. Единственное, что нужно было бы в стране сделать, ликвидировать районные областные государственные администрации и дать право областным советам формировать свои исполкомы.
– Децентрализация, вероятно, несет и другие риски: увеличение коррупции в связи  с формированием местных «князей» в усиленном размере.
 Первые 20 статей Конституции депутаты сделали защищенными  их просто 300 голосами поменять нельзя, только через референдум. Статья 3 говорит о том, что «Украина  унитарное государство». Большинство жителей страны понимают, что государство ставить на федеративные рельсы нельзя, потому что Украина превратится в удельные княжества, контролируемые местными олигархами. Работая заместителем городского головы Киева и будучи депутатом Киеврады, в 2002 году мы создавали исполнительный орган, основываясь  на законе «Про город-герой Киев», делегировали Киевской городской государственной администрации  соответствующие полномочия.  Конечно, было определенное противостояние с центральными органами власти, но доходная часть бюджета увеличилась, было эффективное управление. Такая практика применима в любой области, в рамках любой административно-территориальной единицы страны. Когда в государстве экономический спад, налоги надо снижать, давать возможность развиваться бизнесу. Конечно, это долгий путь. Снизив налоги сегодня, эффект получим через 2-3 года. Сейчас наоборот закручивают гайки, поднимая ставки налогов, вводя новые.  В стране, которая семимильными шагами идет к пропасти это преступление. У меня была дискуссия с Натальей Яресько. Я ей говорил, что нельзя в Украине вводить налог на недвижимость. То, что во всей Европе работает налог на недвижимость не соответствует действительности. Его нет в Австрии, Чехии, Словакии. Он есть в США, и довольно большой, в некоторых штатах доходит до 7-8% от рыночной стоимости недвижимости. Но в США нет НДС.  В связи с увеличением налога на землю, работодатель не может содержать,  как ранее,  такое же количество сотрудников. А сегодня слышим, что в бюджет поступило на 9,3 млрд грн больше, чем за аналогичный период прошлого года. А за счет чего? За счет поднятия налога  на землю. И в итоге, к концу года будем иметь массу разоренных и закрытых предприятий. Что мы этого не видим и не понимаем? По первым заявлениям нового правительства чувствуется, что они этого тоже не понимают.
– Может, пока не все еще осознается.
 Находясь в период правления Януковича за пределами Украины во многих европейских странах, имею возможность сравнивать. Я активный человек, поэтому пошел на работу в очень крупную австрийскую инвестиционную девелоперскую компанию. Через полгода меня назначили руководителем по чешскому и словацкому направлению. И я видел, как вся эта система работает. Могу показать объекты, которые благодаря мне были запущены с нуля за эти четыре года: торговые центры, жилые комплексы, логистические центры, гостиничные комплексы. Сделал какой-то контракт, получил доход, можешь тут же реинвестировать, не платя при этом налоги.
– Так как создаешь новые рабочие места…
 Абсолютно верно. А в Украине, заработав деньги, при желании инвестировать полученные средства в развитие компании, создание новых фирм и рабочих мест, нужно заплатить налог на прибыль, НДС, только потом, если что-то останется, вкладывать в развитие. В Европе нет такого администрирования. В европейской практике распространено оплачивать партнерам проживание в гостинице, ужин в ресторане, относя средства на представительские расходы. Все это позволяет развиваться всей сфере обслуживания, где, соответственно, увеличивается прибыль, платятся налоги и создаются рабочие места.
– Это нужно понимать.
 Надеюсь, это поймут и наши  руководители экономического блока.
– Тем более, они же реформаторы с европейским образованием…
Получилось, что только на словах. Иностранные чиновники ведь не отказались от своего предыдущего гражданства ни Литвы, ни США, ни Грузии. И Наталья Яресько сегодня опять уже дает советы по реформированию финансовой системы из Чикаго. Я вернулся из Австрии, так как тут моя Родина, и никуда от этого не деться. Мои дети тоже   вернулись в Украину после обучения и работы там.
– Какие особенности были неприемлемы для Вашей семьи в Австрии?
 Дети говорили, что там скучно. Ментальность немного другая: люди более замкнутые, меркантильные во взаимоотношениях. Приоритет – заработать деньги, сделать карьеру к 30-35 годам, не думать о семье. Компания, где я работал, многонациональная. Всегда гордился своим украинским происхождением и образованием. Украинцы более активные, схватываем любую идею «на лету»  не в обиду людям других национальностей. Сегодня, к сожалению, пошел перекос и в системе образования. Приоритеты молодежи показывает центральная власть, но это не те ценности, которые поднимают.
– В народе существует такое мнение: «Пусть они перестанут воровать миллиарды – тогда мы будем платить налоги».
 Так оно и было, так оно возможно и есть. Сегодняшние руководители не создали ни одного нового рабочего места. Если брать бывшее правительство, там не было ни одного человека, который создал хотя бы 100 новых рабочих мест и попытался бы их поддерживать и развивать, были исключительно «прилипалы» к бюджетным потокам  либо те, кто сидел на посредничестве государственных предприятий.  Главное – ущипнуть кусочек от бюджета. Ничем другим они не занимались, а самое страшное – что они не понимают, как и что нужно делать. В новом правительстве, к сожалению, снова не увидел людей, в которых мог бы поверить. Когда часто говорят, что не за кого голосовать, отвечаю, что в Украине есть из кого выбирать. Полтора года назад Николая Томенка попросили прокомментировать возможное назначение Натальи Яресько министром финансов, он сказал: «Конечно, чикагское правительство намного лучше калужского (имея ввиду правительство Азарова), но однозначно оно всегда будет хуже любого украинского». Я с ним согласен на все 100%. Только те люди, которые живут этой страной, понимают, видят,  знают, как и что лучше менять, должны  руководить. Мне однажды задали вопрос: эволюционные или революционные процессы должны пройти, чтобы была реальная смена власти? К сожалению, все больше убеждаюсь, что те, кто сегодня дорвался до власти в стране, не отдадут ее просто так. Если большинство населения захочет изменить власть, то  боюсь, это опять будет через революцию.
– Много лет в Австрии живет руководитель Федерации работодателей Украины Дмитрий Фирташ. Вы с ним контактировали?
 Когда начал работать в Австрии, пытался интегрироваться в ту жизнь, активно знакомился и встречался с людьми. На одной из встреч я познакомился с доктором Карлом Влашеком (к сожалению, в 2013 году он ушел из жизни). Он  основатель сети супермаркетов Billa. (ред:  состояние Карла Влашека оценивалось в $ 4,2 млрд, занимал третью строку в списке богатейших людей Австрии, 393 место в глобальном рейтинге миллиардеров по версии Forbes). Однажды мы с ним встретились, посидели в кафе, поговорили, потом прошлись по городу. Прощаясь, я у него спросил, куда он держит путь. На что доктор Влашек ответил, что сейчас сядет в трамвай, и всего через две остановки будет возле дома. Это оставило неизгладимое впечатление, которое было подогрето скандалом, когда буквально через две-три недели в одной из австрийских газет была опубликована статья о том, как опальный украинский олигарх перекрыл своим эскортом движение и проход в Парламент, и депутаты не могли попасть на работу. Как живет австрийская элита, их ценности, они намного честнее и правильнее.
– Насколько с Вашей точки зрения, сторона работодателей и ее субъекты могли бы конструктивно влиять на социально-экономическую политику в стране?
 Как элемент влияния в обществе Федерация работодателей должна  быть. К сожалению, в Украине она не получилась в силу определенной заполитизированности, попытки того или иного олигарха встать над процессом и показать свое «я».
– И создать свой картель с олигопольными возможностями.
 Да, и это неправильно. Такой подход в зародыше убил правильную идею, которая во всем мире работает, помогает, влияет. Если взять подобные организации в Австрии, Германии, Франции, то они ушли от всей этой политизации. Не понимаю того же Дмитрия Фирташа: если ты возглавляешь Федерацию, ты не въездной в Украину, вернее правильно сказать, невыездной из Австрии, находишься под следствием, сколько этот процесс будет тянуться – неизвестно. А недавно еще и появилась информация якобы об обыске его квартиры в Вене, и уже не по запросу США, а Германии. В такой ситуации, если ты действительно борешься за то, чтоб Федерация работодателей Украины была влиятельной, то правильнее было бы уйти самому, чтобы работодатели могли спокойно избрать того, кто бы отстаивал их интересы, здесь, внутри страны. Достойно представлял бы на правительственном уровне, в центральных и местных органах власти, решая вопросы. Не в обиду будет сказано и Анатолию Кирилловичу Кинаху (ред.: президент УСПП), сейчас осталось от организации одно только название, но нет структуры, которая влияла бы на какие-то процессы. Тоже происходит и с ФРУ. Она публична только благодаря Фирташу, а на самом деле никому из работодателей пользы не приносит. Даже решение проблемы администрирования налогов, о которых я говорил, какие-то другие вещи, ничего нигде не помогает. Поэтому в этом плане изменения должны быть. Сама идея, сам подход  правильный.
– А как в Австрии отстаивают интересы работодателей?
 Все вопросы поддержки и развития предпринимательства решает общественная организации Экономическая палата Австрии – расширенная форма Торгово-промышленной палаты. В Украине тоже ТПП на правах общественной организации, но с определенным своим статусом и бизнесовым уклоном, с правом выдавать справки и сертификаты. Я к Геннадию Чижикову хорошо отношусь (ред: президент ТПП), знаю его давно, но я видел, как работают подобные организации в Австрии, у них те же  функции, но при этом их голос слышен они отстаивают интересы совсем разных направлений бизнеса. Было бы правильно сделать что-то подобное в Украине. У нас стало хорошей традицией, что бывшие премьер-министры после ухода из правительства находят себе какую-то площадку, с которой можно вещать. Я ни в коем случае не умоляю ни на секунду достоинств Юрия Ивановича Еханурова (ред: президент Союза малых, средних и приватизированных предприятий Украины), знаком с ним лично, и откровенно говоря, с его легкой подачи чуть не стал работать губернатором Запорожской области при Викторе Ющенко. Даже был подписан указ о моем назначении. Но в этот же день Ющенко принесли одно из моих интервью.
– Оно, вероятнее, было в таком же контексте, как Вы говорите сегодня?
 А я не менялся. Как понимал происходящие процессы – так о них и говорил. На первых этапах я поддерживал Ющенко, помогал Майдану. Но, когда увидел, что он посадил за стол переговоров «не тех» людей, назвал их добропорядочными бизнесменами и стал подписывать с ними меморандумы, я молчать не мог. Я вышел из Донецкой области, поэтому понимаю, что большинство сегодняшних проблем, катастрофа, происходящая на Донбассе, заложилась не сейчас. Несмотря на провокационный закон «Фарион-Киреленко» о языках, такой катализатор сработал только потому, что все предыдущие 15-20 лет банда при власти в Донецкой области набирала проблем. Тут просто нужна была искра. Россия этим воспользовалась. Я Ющенко сказал, что после своего избрания, не поменяв глав районных администраций в Донецкой области, он тем самым показал, что как бы цари в Киеве не менялась, хозяин в области один, который и расставляет внутренние кадры. Изначально Юрий Ехануров предложил мне должность губернатора Луганской области. Я отказался, так как понимал, что Алексей Данилов был незаслуженно снят с этого поста. Он стал бороться с черным рынком угля в регионе, с незаконной его добычей и вывозом. И каким-то образом в этих схемах оказался замешан брат тогдашнего Президента Петр Ющенко. Я же все эти процессы видел и понимал, в то время не хотелось публично озвучивать их, считая, что это нанесет ущерб демократии, той идее, за которую боролись. Не хотелось показывать, что все они одинаковы… А сегодня я уже позволяю себе такое говорить, так как учел уроки, что не нужно молчать. Принципиальные люди, к сожалению, не нужны во власти, так как они не будут плясать под дудку олигархов, а делать то, что нужно для страны.

 

Подготовила Светлана МАНЬКО

Коментарі

kazmetal l.com