Украинской экономике нужен Новый курс!

Падение национальной валюты втрое, падение промпроизводства вдвое, сокращение реальной заработной платы в 2,5 раза, ВВП уменьшилось со 183 до 85$ миллиардов, дефицит Пенсионного фонда вырос до 145 миллиардов гривен. «Достижения» двух лет реформ либеральных теоретиков поистине впечатляют! Неудивительно, что враги Украины радостно потирают руки в ожидании её развала.

Хуже всего, что есть все шансы побить эти печальные рекорды и, что называется, пробить дно – поскольку новое правительство продолжает экономическую политику своих «попередников», вместо того, чтобы в срочном порядке повести страну новым курсом к спасительному берегу. А ведь с каждым днем шансы на успешный выход из кризиса становятся всё меньше, и однажды украинцам понадобятся уже не новые реформы, а гуманитарная помощь…

История одного города

Причина нынешней экономической катастрофы в Украине весьма очевидна: это неудачная попытка побороть рецессию 2012-2013 годов с помощью «шоковой терапии» и либеральных реформ по рецептам западных монетаристов. Причем это самое мягкое пояснение происшедшего, поскольку есть и другие – например, что это был грандиозный дерибан страны дорвавшимися до власти олигархами и аферистами. Но так как ничего пока не доказано, мы будем придерживаться официального мнения о том, что наши правители хотели как лучше, но у них получилось как всегда.

Однако лоббистом либеральных реформ всегда был крупный финансовый капитал, прежде всего американский, британский и транснациональный, который вот уже столетие противостоит кейнсианской и социальной моделям экономики континентальной Европы. Не будем вдаваться в подробности этого процесса, просто отметим, что монетаристы всегда наступают единым глобальным фронтом, в то время как их оппоненты отражают натиск порознь, на уровне отдельных государств. В итоге экономическая картина Европы весьма пестра: в одних странах экономика более либеральная и зависимая от глобального рынка торговли и финансов, в других она больше защищает интересы национального производителя и потребителя.

Украина в эту картину вообще никак не вписывается, хоть и называет себя частью Европы. Но называться мало, нужно ею быть, а вот как раз с этим у нас большие проблемы. На двенадцатом году безостановочной евроинтеграции, Украина так и стала европейской державой ни политически, ни экономически. У нас сложилась особая модель постсоветской олигархии и олигархономики, которые и являются основными причинами нынешних бед.

Представьте себе уменьшенную модель страны в виде одного города, экономика которого зависит от трех заводов и двух банков. Причем, их владельцы не построили, а однажды просто приватизировали эти заводы, а банки создали путем узурпации финансового оборота города. Эти владельцы формируют в городе политические движения и борются за власть в мэрии и горсовете. Кто для них горожане, будут ли они защищать их интересы? Допустят ли они, чтобы независимые люди из «плебеев» взяли в городе власть и ставили условия этим «патрициям»? Позволят ли они вырасти и появиться своим конкурентам? Откроют ли они свой город для свободной конкуренции мирового рынка? Ответы очевидны.

И вот однажды люди одного «хозяина» устроили в городе путч и устранили от власти людей другого. Потом один из трех заводов закрылся, а другой сократил своё производство. Новые власти города пообещали решить возникшие проблемы «рыночными реформами», но в результате лишь вытрясли из карманов горожан последние гроши. При этом сами владельцы заводов и банков ничуть не пострадали, даже напротив. И продолжали вывозить из города полные мешки денег – в том числе «заработанных» на продаже горожанам сверхдорогих коммунальных слуг и финансовых аферах…

Это, конечно, лишь сказка с намеком. Однако процессы, приведшие к нынешней экономической катастрофе Украины, вызывают ряд вопросов. Например, почему затеянная олигархами и проамерикансками монетаристами либеральная реформа была столь специфической? Ведь она лишь прошлась метлой по социальному сектору и карманам граждан, но совершенно не затронула олигархическую часть экономику.

Более того, олигархи так и не открыли Украину для мирового рынка, оставив её своей экономической вотчиной, где они в созданных под себя условиях продолжают «зарабатывать» свои миллиарды. Которые затем продолжают выводить в оффшоры (до 12 миллиардов долларов ежегодно), чем они усугубляют экономический кризис в стране. Что ж это за «реформы» такие, и стоит ли их продолжать?

Великая Депрессия

Не меньше вопросов вызывает выбор моделей реформ, которым продергают Украину. Почему держава, которая заявляет себя европейской, берет пример не с Европы, а с Америки? И почему среди всех рецептов американских экономистов предпочтение было отдано именно либералам-монетаристам?

Ответ, конечно известен. Потому, что украинские политики и олигархи наладили «партнерские отношения» именно с монетаристами, контролирующими западные финансовые институты, и с представителями американских корпораций в Госдепартаменте США. Отсюда и постоянные требования соответствующих реформ с их стороны. Правда, как мы уже упомянули, отечественные олигархи проводят их частично и выборочно, чтобы не затронуть собственных интересов.

Но даже если бы они проводились в полном объеме, то их успех был бы весьма сомнителен. Либеральные реформы предполагают специфический рост экономики за счет частных инвестиций. В нашем случае в Украину никто вкладывать не спешит, а собственные олигархи даже, напротив, вывозят из страны финансовый капитал. Отреформированная подобным образом страна напоминала бы новый торговый центр, ждущий арендаторов-предпринимателей. Если они не придут и не откроют в нем свои магазины и кафе, то он так и останется пустым и неработающим, чьи залы украшены лишь объявлениями «сдается».

Однако при этом либералы не учитывают того, что еще понадобятся покупатели с полными кошельками! Нет покупательского спроса – нет торговли и производства – нет экономики. В такой стране можно открывать предприятия, ориентированные лишь на экспорт. Но даже в самых успешных экспортных странах мира он создает лишь половину национального ВВП. То есть чисто экспортная модель экономики ограничена и неполноценна, сейчас даже Китай активно развивает свой внутренний рынок…

Это говорит о том, что Украине необходимо подыскать более эффективные для себя модели реформ, срочно направив экономику новым курсом. И тут как раз вспоминается Новый курс президента Рузвельта, который помог вывести Америку из Великой Депрессии.

О Великой Депрессии у нас часто говорили еще в 90-х годах, сравнивая тогдашний кризис с событиями 1921-32 г.г. Стоит заметить, что тогда США и Европа действительно переживали весьма трудные времена. В США падение ВВП составило 31%, безработица выросла до 23%, а число обнищавших граждан никто и не подсчитывал. Ситуацию усугубил природный катаклизм: жара и пылевые бури окончательно разорили сотни тысяч беднейших фермерских хозяйств. Несколько миллионов американцев в растерянности сидели на порогах дырявых лачуг «гувервиллей», голодные и босые – и это их фотографии спустя десятилетия использовали для иллюстрации украинского Голодомора.

Администрация президента Гувера пыталась бороться с кризисом либеральными методами, заявляя, что рынок сам себя стабилизирует. Но этого не произошло, напротив, стало лишь намного хуже. По всей стране проходили массовые выступления, страна была на грани революции, поскольку американцы устали «затягивать пояса» и сердито винили во всем свое правительство. «Наши политики, теоретики и богачи, кажется, нарочно сговорились, чтобы спровоцировать бунт сверхтерпеливого народа», – писал тогда американский экономист Р. Тагвелл.

Франклин Рузвельт пошел на свои первые президентские выборы с программой, казавшийся многим совершенно популистской и даже большевистской. Его предвыборная речь звучала так: «По всей стране мужчины и женщины, забытые в политической философии правительства, смотрят на нас, ожидая руководства к действию и более справедливого распределения национальных богатств… Эти миллионы не могу ждать напрасно. Я обещаю новый курс для американского народа. Это больше, чем политическая кампания…. Помогите мне вернуть Америку собственному народу!»

Выступи с подобной речью современный украинский политики – и его тут же объявят коммунистом, сепаратистом и агентом Путина. Рузвельта тогда тоже обзывали «агентом Москвы», и черный пиар лился на него Ниагарой. Можно даже сказать, что американцы проголосовали за него в первый раз от отчаяния, по принципу «лишь бы не за Гувера». Но войдя в Белый Дом, он остался в нем на четыре президентских срока, став самым популярным президентом в истории США.

Новый курс – новая власть

В современной Украине любят вспоминать Великую Депрессии, однако почему-то редко говорят о том, что именно помогло Америке из неё выйти. Вторая мировая с военными заказами – бесспорно, но она началась лишь в 1939-м, и к тому времени в США уже состоялись глубочайшие реформы, коренным образом изменивших американскую экономику.

При этом далеко не все знают, что Новый курс президента Рузвельта был не либеральными, а, напротив, социальными и антиолигархическими реформами экономики, в разы увеличив присутствие в ней государства. И вместо неоклассической экономической теории свободного рынка, на которой выросла старая Америка, за основу этих реформ была выбрана новая в то время «Теория занятости и денег» Джона Кейнса.

Что ж, учитывая, что украинские прозападные экономисты являются сторонниками либерализма и монетаризма, то неудивительно, что кейнсианство никогда не популяризировалось в Украине. И уж тем более у нас помалкивают об успешных примерах государственного регулирования и социальных реформ. Украинцам внушают, что экономику спасет только жесткая «шоковая терапия» и самые либеральные рыночные реформы, с распродажей всего госимущества и максимальным сокращение социальных расходов. Но, как мы смогли убедиться, это далеко не так. Так почему бы не попробовать что-то новое или хорошо забытое старое, почему бы украинскому правительству не разработать собственный Новый курс?

Думается, что его основной целью стоило бы утвердить именно восстановление внутреннего рынка Украины как основы национальной экономики. В любом случае держава не должна зависеть от капризов сырьевого экспорта олигархических кланов и кредитных подачек МВФ. Украине стоит опираться на многочисленных производителей и потребителей собственного рынка, чье взаимодействие сбалансирует экономику. По меньшей мере, это кажется куда более реальным, чем годами ждать прихода иностранного инвестора, который даст всем работу и зарплату для покупок польской картошки и турецких яблок.

Однако для реанимации внутреннего рынка, как производства, так и спроса, необходимы финансовые вливания. Вот тут обычно и обнаруживается фундаментальное различие подходов к этой проблеме либералов и кейнсиан. Первые категорически заявляют, что нужно создать самые благоприятные условия для прихода инвестора – и терпеливо его ждать. При этом, в перечень этих условий входят минимальные налоги (и минимальные социальные расходы) и маленькая зарплата наемных работников. Да, для инвестора это вроде бы и выгодно, но ведь это просто убьет покупательную способность населения, убьет спрос! А без спроса не будет никакого внутреннего рынка.

Кейнсиане подходили к этому вопросу с предложением насыщения внутреннего рынка деньгами. Источник финансирования: управляемая государством инфляция (5-10% в год), налоги и рента, различные способы привлечения капиталов и накоплений. Методы финансирования: повышение зарплат и социальных расходов, создание новых рабочих мест, доступные кредиты, государственные заказы, государственные инвестиции в инфраструктуру.

Конечно, на бумаге это звучит складно, но на деле подобный метод требует точного расчета, неукоснительного соблюдения последовательности и кристальной честности исполнителей. Это как запустить турбину электростанции: если все сделать правильно и качественно, она будет работать и давать ток, а если схалтурить, то она разлетится на куски, калеча людей и разрушая станцию. В кейнсианских реформах всегда есть соблазн увеличить размер инфляции или налогов, распилить деньги между своими, провернуть какие-то финансовые аферы. Есть риск неконтролируемого роста цен (Рузвельт регулировал их административно), и особенно риск утечки появившихся финансов за границу через чрезмерное увлечение импортом или банального вывоза капитала. Пример подобных неудач у нас перед глазами – это путинская Россия, где кремлевский вариант кейнсианского насыщения внутреннего рынка нефтедолларами внезапно привел к падению рубля и уровня жизни населения.

Но самой большой помехой в этом является сопротивление олигархии. Американские корпорации были противниками Нового курса Рузвельта и добивались отмены его реформ через суд. Украинские олигархи, думается, обойдутся без судебной волокиты. Первый же украинский премьер, который всерьез заявит о намерении провести антиолигархические реформы, сразу лишиться своего кресла. А если это сделает президент, то его будет ожидать новый майдан.

Разумеется, что прежде, чем это произойдет, в Украине еще нужно избрать власть, которая не будет ставленниками олигархических кланов. То есть вопрос экономики опять-таки упирается в политику. Но проблема в том, что до следующих очередных выборов украинская экономика может и не дотянуть, Новый курс ей нужен сейчас и сегодня.

Это не нужно олигархам, которые, вывезя свои капиталы в оффшоры, всегда могут покинуть Украину и вложить свои миллиарды в западный бизнес: там не будет быстрых сверхдоходов, но какой-то процент исправно капает. Это нужно украинцам, которые не хотят или просто не могут бежать из своей страны. Им остается только убедить в этом своё правительство, дав ему последний шанс спасти страну от катастрофы и войти в историю великими реформаторами, а не очередными жалкими неудачниками.

Виктор Дяченко

Джерело: from-ua.com

Коментарі
kazmetal l.com