Новые приключения Налогового кодекса Украины: передел власти и денег

Вы будете смеяться, но на Украину надвигаются очередные новые приключения очередного нового Налогового кодекса! Ежели ничего не путаем, то это уже третье за последние два года, как любит говорить «бацька» Лукашенко, «перетрахивание» налогового законодательства под громкой вывеской «налоговая реформа». Очевидно, что подобная суета добавляет избыток психоза экономике, которая и так страдает от жесточайшего кризиса, конца которому не видно.

Впрочем, на сей раз, как и ранее, помпезная вывеска «налоговая реформа» является большим преувеличением. Речь идет об изменениях в налоговом законодательстве, которые на сей раз направлены прежде всего на совершенствование администрирования налогов. Это можно было бы считать положительным моментом, но сквозь предлагаемые новации явственно просматриваются шкурно-политические интересы различных группировок, выражающиеся в борьбе за контроль над определенными государственными структурами и огромными финансовыми потоками.

Законопроект о внесении поправок в Налоговый кодекс был представлен на официальном сайте Министерства финансов Украины, как отмечено в сопроводительной записке министерства, для «комментариев и предложений общественности». Документ, по утверждению Минфина, был разработан «совместно с народными депутатами, представителями бизнеса и экспертами» с целью «совершенствования налоговой системы».

Целью законопроекта, как отмечено в документе, является улучшение инвестиционного климата в Украине за счет упрощения налоговой системы и администрирования налогов. Предполагается, что введение предлагаемых норм приведет к ослаблению давления на бизнес и к формированию условий для его развития. Предлагается ввести следующие новации.

В части администрирования налогов ограничить проведение налоговых проверок 30 днями, тогда как сейчас срок ограничен только для проверок по НДС. Срок уведомления о грядущей проверке увеличить с нынешних 10 дней до 15 дней. Предусматривается также закрепить на законодательном уровне понятие электронного кабинета налогоплательщика. Законопроектом предлагается публиковать план-график документальных плановых проверок на сайте Государственной фискальной службы, чтобы они не были неожиданностью для субъектов хозяйствования. Предлагается новая структура, в которой проверочная работа будет перенесена на областной уровень, а районные налоговые инспекции будут выполнять исключительно сервисные функции. Законопроектом также предлагается урегулировать вопросы уплаты отдельных налогов на территории проведения АТО и временно оккупированной территории путем установления особых правил их администрирования, в частности с остановкой начисления штрафов и освобождением от уплаты местных налогов.

Подобные меры, несомненно, следует считать положительными для хозяйствующих субъектов, поскольку это ограничивает возможности для административного давления со стороны налоговых органов.

Но столь положительные новации перечеркиваются нормой, предлагающей увеличить штраф за несвоевременную регистрацию налоговых накладных до 50% НДС вместо нынешних 10%. Отметим, что несвоевременная регистрация налоговых часто может стать следствием не зависящих от налогоплательщика причин, в том числе сбоев в работе автоматизированной системы по НДС. А главное, подобная мера может дать широчайшие возможности для давления на бизнес, сводя на нет все указанные выше улучшения в сфере администрирования налогов.

Следующий блок поправок Министерства финансов в налоговое законодательство касается изменения ставок отдельных налогов.

Предлагается ввести новую категорию налогоплательщиков, которые ведут индивидуальную предпринимательскую деятельность без регистрации субъекта хозяйственной деятельности с годовым объемом реализации до 250 минимальных зарплат, установленных на 1 января отчетного года (в 2016 году 344,5 тыс. грн), а также без права найма других лиц. Для них размер налога на доходы физических лиц (НДФЛ) предлагается установить в размере 10% минимальной зарплаты.

Также предлагается размер суточных на командировки (которые, как известно, можно закладывать в затраты) повысить с нынешних 0,75 минимальной зарплаты до 40 евро в сутки. Подобное изменение позволит не только несколько увеличить суточные, но также компенсировать возможные девальвационные риски. Правда, возникает вполне закономерный вопрос: почему подобная привязка к твердой валюте не используется для защиты от девальвации пенсий, зарплат, социальных выплат?!

В то же время налог на прибыль остается без изменений и составляет 18%, хотя ходили разговоры об уменьшении ставки этого налога. Единственным изменением является предложение ввести на период до 31 декабря 2021 года налоговые каникулы по налогу на прибыль для предприятий с годовым доходом до 3 млн грн при условии ежемесячного начисления заработной платы работникам свыше двух минимальных зарплат. Подобную меру можно расценивать как поддержку малого бизнеса, а также как стимулирование к выводу доходов из тени. Пока трудно судить, насколько указанные меры сработают, особенно с учетом жесточайшего экономического кризиса, а также в условиях неуклонного падения экономики.

Отметим также, что разговоры о переходе к налогообложению только распределенной прибыли, то есть о выводе из-под налогов, например, прибыли, вкладываемой в расширение бизнеса, пока остаются разговорами.

Но складывается впечатление, что приведенные выше предложения были своего рода ширмой, отвлекающим маневром, а главная цель совершенно иная. Речь идет о стремлении Министерства финансов перераспределить в свою пользу административные полномочия и, что еще важнее, контроль над финансовыми потоками.

Напомним, что в настоящий момент указанные полномочия и контроль сосредоточены, главным образом, в руках Государственной фискальной службы (ГФС) под руководством Романа Насирова, персонажа более чем неоднозначного. СМИ буквально переполнены разоблачительной информацией о злостных злоупотреблениях в ГФС, причем как в налоговой, так и в таможенной ее части. Часто высказывается вполне обоснованная критика объединения налоговой инспекции и таможенной службы, каковое объединение было произведено при Януковиче якобы для того, чтобы взаимно перекрывать провалы в работе налоговой и таможни, прежде всего по причине коррупции и халатности. Думается, что в прокуратуре материалы по ситуации в ГФС, на руководство ведомства и лично на Насирова тоже имеются в достаточном количестве. Стоит напомнить о том, как недавно ГФС остановила работу автоматической системы возврата НДС и его компенсация велась в ручном режиме, что якобы сопровождалось масштабными злоупотреблениями и коррупционными деяниями. Покричали и забыли, хотя можно было бы проверку провести даже по факту публикаций в СМИ.

Впрочем, обвинение друг друга в коррупции — любимая забава представителей отечественного «элитняка». Характерно, что все участники подобного рода обвинений поголовно замешаны в коррупции и махинациях с бюджетными средствами и движет ими отнюдь не жажда справедливости, а шкурные интересы и стремление урвать еще больше за счет «оттирания от кормушки» других участников процесса разграбления страны.

Формально ГФС подчиняется Минфину, но реально фискальная служба является государством в государстве и не подчиняется никому. Есть версия, что Насиров, несмотря на переизбыток негатива, сохраняет свою должность (и положение в ГФС не изменяется), поскольку он — выдвиженец Блока Порошенко и протеже Порошенко.

В то же время нынешний министр финансов Данилюк — тоже выдвиженец Блока Порошенко. Есть подозрения, что за Насировым и Данилюком стоят разные группы влияния, приближенные к Порошенко.

Все это объясняет ту «непокобелимую» борьбу, которая ведется вокруг фискальной службы, прежде всего за обладание административными полномочиями и за контроль над финансовыми потоками.

С точки зрения указанной шкурной склоки, вполне объяснимыми являются заложенные в законопроекте Министерства финансов нормы по передаче от ГФС к Минфину полномочий по администрированию налогов, ведению реестров и возмещению НДС, а также по объединению реестров НДС в руках именно министерства. В этом же ключе следует рассматривать предложения по закреплению за фискальной службой функции предоставления устных консультаций и наделению Минфина правом выдавать письменные консультации. Точно так же можно объяснить нормы законопроекта о том, что право принимать решение о рассрочке и отсрочке денежных обязательств или налогового долга более бюджетного года тоже следует передать Минфину. И то верно: уж очень это «хлебная» процедура, разумеется, при «правильном» подходе к вопросу.

Наконец, поправками к Налоговому кодексу предлагается покончить с одиозным силовым органом — налоговой милицией, входящей в фискальную службу… Но здесь же предлагается создать финансовую полицию, которая будет подчиняться Министерству финансов. Как говорится, что в лоб — что по лбу! А что вместо «милиции» будет новомодная «полиция», что возможности для силового и административного давления на хозяйствующие субъекты получат не те, а другие — для рядовых граждан и подавляющего большинства предпринимателей это без разницы!

Итак, не прошло и года, как налоговое законодательство опять меняют. Напомним, что предыдущее внесение поправок в Налоговый кодекс имело место в декабре 2016 года. Изменения проталкивались под новый год для того, чтобы формировать бюджет 2016 года на новой налоговой базе. Важнейшей отличительной особенностью предыдущих поправок было резкое снижение единого социального взноса, что, по задумке авторов, должно было привести к выводу доходов граждан из тени. Но надежды оказались преувеличенными, а результаты неоднозначными.

Нынешние поправки, в случае их принятия, на объемы поступления налогов в бюджет существенного влияния не окажут. Но борьба вокруг их принятия обещает быть не слабой по указанным выше причинам. Согласитесь, что контроль над силовыми фискальными органами и громадными финансовыми потоками дорогого стоит!

Страна втягивается в очередной цикл налогово-бюджетной суеты, бессмысленной и беспощадной. Возвращаться к этому вопросу, очевидно, придется еще не раз.

Автор: Александр Карпец

Джерело: fraza.ua

Коментарі
kazmetal l.com