Изменения, к которым следует готовиться налогоплательщикам

Какие налоговые “сюрпризы” готовят Министерство финансов и Государственная фискальная служба до конца 2017 года?

Несмотря на то, что в течение первого полугодия вступило в силу немало поправок в Налоговый кодекс, это еще далеко не все изменения, к которым следует готовиться налогоплательщикам.

Часть новаций предусмотрена действующим законодательством. Но для имплементации многих налоговых новшеств необходимо принятие новых законов и нормативно-правовых актов. Причем, на облегчение фискальной нагрузки бизнесу и населению в обозримом будущем рассчитывать не стоит. К тому же, Министерству финансов и Государственной фискальной службе не до этого. Они всецело поглощены реформой администрирования налогов и разработкой новых механизмов, по которым будут проводиться проверки налогоплательщиков.

НДС

Начиная с апреля месяца бизнес только и говорит, что о новом реестре возмещения НДС, а также о механизме блокировки НДС-накладных.

Несмотря на то, что реестр анонсировался как полностью “прозрачный и публичный”, до сих пор непонятно, в чью сферу ответственности он входит. При этом ни Минфин, ни ГФС не могут дать внятный ответ на этот вопрос. Ведь, по сути, реестр администрирует Министерство финансов, но все требуемые данные аккумулирует фискальная служба. В итоге, это уже влечет за собой претензии со стороны налогоплательщиков, которые жалуются на то, что наполнение реестра происходит в почти что “ручном” режиме. Плюс ко всему, даже в профильном комитете парламента соглашаются с тем, что НДС-реестр не до конца прозрачен. Например, в нем нет разнесения налогоплательщиков по возмещенным суммам. Это, в свою очередь, не дает понимания, кто и в какой очередности реально получает деньги из бюджета.

Механизм блокировки НДС-накладных вызывает еще больше опасений. Вплоть до 1 июля он функционировал в тестовом режиме. А около недели назад началась “промышленная” эксплуатация этой системы. Ее тестирование проходило без утвержденных Министерством финансов критериев остановки операций по НДС. Соответствующий приказ Минфина №567 был принят только в середине июня.

Правда, в ГФС объясняли это тем, что для утверждения критериев необходимо было их “обкатать” на практике, и оценить эффективность. Но налогоплательщики вполне обоснованно переживают, что они столкнутся с массовой остановкой операций по любому поводу. Например, приостановка НДС-операций может осуществляться при выявлении расхождений в кодах УКТ ВЭД и ГКПУ, либо по причине отсутствия у плательщика разрешительных документов (лицензий). Такая размытость формулировок влечет за собой риск блокирования налоговыми органами вполне “белых” сделок без признаков каких-либо схем.

При этом алгоритм оспаривания факта остановки НДС-накладных настолько запутан и сложен, что получить от фискалов добро на снятие блока будет очень и очень сложно.

Налог на выведенный капитал

Авторы законопроекта о налоге на выведенный капитал, который должен прийти на смену ненавидимому отечественными компаниями налогу на прибыль, уверяют, что необходимые поправки в Налоговый кодекс уже готовы. Поэтому слово остается за Кабинетом министров, который должен одобрить законопроект и дать ему “зеленый свет” на рассмотрение в Верховной Раде.

Концепция налога на выведенный капитал осталась неизменной. Он выплачивается в случае распределения дивидендов в адрес неплательщиков этого налога. Например, нерезидентов либо предпринимателей на упрощенной системе налогообложения. Базовая ставка – 15%. В то же время, предусматриваются так называемые приравненные к выводу капитала операции (роялти, капиталовложения за пределы Украины, корректировки по ТЦО), которые тоже будут облагаться налогом. Особая ставка, на уровне 20%, предусмотрена для компаний-нерезидентов, имеющих в Украине представительства, но которые не попадают под определение постоянного представительства. Вместе с тем, авторы налога на выведенный капитал уточняют, что предусмотрели в своем законопроекте нормы, которые не допустят двойного налогообложения НДФЛ и избавят бизнес от налога на репатриацию.

Все бы хорошо, но этот документ парламентом до 1 июля не был рассмотрен. Более того, он там даже не зарегистрирован. А значит с 1 января 2018 года, как планировалось, налог на выведенный капитал в законную силу не вступит. Кроме этого, в проекте бюджетной резолюции на 2018-2020 годы, утвержденной в середине июня правительством, налог на выведенный капитал в принципе исключен из направлений налоговой политики.

BEPS и ТЦО

С 2017 года Украина начала поэтапную имплементацию рекомендаций плана BEPS. В связи с этим в Налоговый кодекс были внесены изменения, касающиеся правил трансфертного ценообразования и подходов к определению контролируемых сделок. Причем, это не только количественные критерии (годовой доход налогоплательщика отныне должен превышать 150 млн грн (было 50 млн грн), объем хозяйственных операций с каждым контрагентом должен быть более 10 млн грн (было 5 млн грн)), но и расширение списка операций, которые признаются контролируемыми.

Во-первых, это операции с участием комиссионеров. Во-вторых, операции с нерезидентами, которые не являются связанными с украинской компанией лицами, не платят налог на прибыль (корпоративный налог), в том числе с доходов, полученных за пределами юрисдикции своей регистрации, и/или не являются налоговыми резидентами государства, в котором они зарегистрированы.

Также правила ТЦО распространяются и на сделки, которые осуществляются с резидентами, зарегистрированными в государствах, включенных в специальный перечень, утвержденный Кабинетом министров.

И хотя такой список существует достаточно давно (самая “свежая” редакция – распоряжение Кабмина №977-р от 16 сентября 2015 года), Минфин и ГФС намерены его обновить. По предварительным данным, к содержащимся в этом перечне юрисдикциям добавится еще порядка 26 стран. Соответственно, если контрагент будет находиться в одном из перечисленных государств (что важно, даже не являясь его резидентом!), ГФС намерена “маркировать” сделки с ним по правилам ТЦО. Предварительная дата вступления в силу нового списка – 1 января 2018 года.

Помимо этого в Министерстве юстиции находится на согласовании перечень организационно-правовых форм, операции с которыми тоже будут признаваться контролируемыми. Речь идет в основном о разнообразных видах партнерств (LLC, LLP, SLP и пр.). Они часто расположены в Великобритании, Шотландии и других юрисдикциях, которые традиционно считаются респектабельными. Но поскольку партнерства согласно локального законодательства зачастую освобождены от налогообложения, ГФС хочет добраться и до этих операций. При этом фискалы обещают, что список организационно-правовых форм будет утвержден уже к началу осени.

Реструктуризация ГФС

Не менее масштабные процессы происходят и внутри фискальной службы. Урезание полномочий налоговиков продолжается. К примеру, проверки бизнеса могут проводить теперь только структурные подразделения ГФС в областях. Районные “территориалки” такого права лишились. Плюс ко всему, продолжается слияние налоговой и таможенной служб в одно юрлицо (эту инициативу Минфин, кстати, продвигает не первый год). В теории это должно упростить как таможенные процедуры, так и снизить частоту проверок бизнеса. Но что это даст налогоплательщикам на практике – сказать сложно. Запуск “единого окна” на таможне Кабмин тоже анонсировал с большой помпой. Но в реальности существенного упрощения и ускорения таможенного оформления так и не произошло.

Да и в целом бизнес пока не особо ощущает на себе снижение административного давления. Даже несмотря на то, что с 2017 года проверки должны проходить строго в соответствии с планом-графиком, фискалы его держат в секрете. Этот план станет публичным только с 2018 года. В то же время, к кому приходят и будут продолжать приходить инспектора в текущем году – неизвестно.

Еще один “зависший” вопрос – это передача налоговых баз от ГФС Минфину. Парламент в конце 2016 года не поддержал соответствующую поправку в Налоговый кодекс. Депутаты поручили Минфину обеспечить независимый аудит баз до 1 июля 2017 года. И только после этого будет принято решение об их передаче. Но такая проверка до сих пор не начата. А в ГФС говорят о том, что технически это осуществить попросту невозможно.

Итого

Грандиозной налоговой реформы в 2017 году не будет. Это факт. Но у законодателей, профильных министерств и ведомств, отвечающих за налоговую политику, и так работы предостаточно. Причем, положительные сдвиги в части администрирования налогов действительно есть. Например, появление того же реестра возмещения НДС, через который возврат налога более чем в 90% производится после камеральных (не фактических) проверок. Да и механизм блокировки накладных не так уж и плох, если он будет выполнять возложенную на него функцию: бороться со “скрутками”. С большим нетерпением бизнес ждет и внедрения налога на выведенный капитал, который откроет возможности для реинвестирования прибыли и привлечения финансирования извне.

Главное, чтобы все инициативы и поправки принимались с оглядкой на реальные потребности и запросы налогоплательщиков. Ведь, как мы видим, изменения, внесенные в налоговое законодательство за последние годы, зачастую приносили больше вреда, чем пользы. Но властям уже пора прекратить бесконечную работу над ошибками, и эксперименты над бизнесом. Украинская экономика давно нуждается в “фискальных каникулах”. Нужно дать ей возможность хотя бы адаптироваться к тем налоговым реалиям, которые есть на данный момент. И только после этого думать о более радикальных изменениях.

 

https://www.facenews.ua.

Коментарі
kazmetal l.com